Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Задача 4. Управление риском

По всем оценкам конец 1990-х годов был временем чрезвычайного роста и процветания в большей части мира, но, несмотря на это, глобальная финансовая система "ухитрилась" пережить шесть кризисов. В это время пост секретаря казначейства США занимал Лоуренс Г. Саммерс. Он взялся "вспомнить всех поименно": Мексика, 1995 год; Таиланд, Индонезия и Южная Корея, 1997-1998 годы; Россия, 1998 год; Бразилия, 1998-1999 годы. Особенно тяжелым оказался индонезийский кризис. Реальный квартальный ВВП страны упал на 18,9%, а национальная денежная единица обесценилась на 526%. Каждый из этих пришедшихся на конец тысячелетия финансовых переворотов эхом отзывался почти по всему миру, что приводило к дестабилизации денежных единиц, появлению "дыр" в банковских балансах и, во многих случаях, порождению волны громких банкротств. То, что каждая страна, в конце концов, переживала кризис, а глобальная экономика продолжала свое движение вперед, скорее всего, удача, а не эффективность финансового управления (при которой кризисы можно было бы просто предотвратить).

Поэтому сегодня, в начале уже нового тысячелетия, управление риском стало ведущей темой среди финансистов и политиков. Для предотвращения банкротств большинство банков в мире по закону вынуждены иметь некоторый запас свободных денежных средств (капитальный резерв). Его можно использовать лишь в крайнем случае, однако главная цель этого резерва – уверить весь остальной мир, что обстановка спокойная и под контролем, а с банком, создавшим "неприкосновенный запас", можно иметь дело как с надежным партнером. Понятно, что капитальный резерв должен быть достаточно большим, и в этом суть проблемы. Банк международных расчетов в Базеле устанавливает всеобщие стандарты "достаточного" размера капитального резерва, и с 2001 года центральные банки и министерства финансов всех стран не прекращают спорить об этих правилах. Аргументы сводятся к тому, что старые методы неадекватны. Но чем же их заменить?

Один из стандартных методов основан – угадайте на чем? – на броуновском движении. Те же самые ложные предположения, из-за которых мы недооцениваем рискованность фондового рынка, неправильно определяем стоимость опционов, формируем неоптимальные инвестиционные портфели и вообще неверно понимаем финансовый мир, встроены в стандартное программное обеспечение по управлению рисками, которым пользуется большая часть банков мира. Метод называется VAR-анализ (анализ "стоимости при риске" или "рисковой стоимости") и работает следующим образом. Сначала мы решаем, какой уровень надежности нам нужен. Допустил нас устраивает 95%-ный доверительный интервал. Значит, мы хотим так структурировать инвестиции нашего банка, чтобы по нашим моделям убытки с 95%-ной вероятностью не превысили некоторую опасную величину, или вероятность того, что убытки превысят эту черту, составляла всего 5%. Приведем пример, предложенный несколькими аналитиками Citigroup. Предположим, мы хотим проверить рискованность нашей позиции на рынке евро/доллар. Нажав несколько клавиш на клавиатуре персонального компьютера, мы можем рассчитать неустойчивость (волатильность) этого рынка, исходя из предположения о распределении Гуасса колебаний цен.

Примем волатильность равной 10%. Тогда после еще нескольких нажатий на клавиши получаем ответ: существует всего 5%-ная вероятность того, что наш портфель упадет более чем на 12%. На такую незначительную неприятность можно не обращать внимания.

Однако наш читатель уже видит ошибочность этого вывода. Возможные потери могут оказаться намного и намного больше 12%. Проблема не только в том, что кривая Гаусса ведет нас к недооценке неустойчивости рынка (хотя и этой неточности было бы достаточно, поскольку недооценивается вероятность убытков). Проблема гораздо серьезнее. Допустим, на рынке разразится кризис и мы попадем в ту несчастливую 5%-ную часть кривой Гаусса. Сколько мы при этом потеряем? Как кажется на первый взгляд – 12%. Ответ неверный. Даже VAR-модель признает, что фактические потери могут оказаться большими; превышение теоретических 12% на профессиональном жаргоне финансистов называется "выступом" или "навесом". Если исходить из предположения о кривой Гаусса, то "выступ" пренебрежимо мал. Если же колебания цены самоповторяются в масштабе, "выступ" может оказаться катастрофически большим. Мы уже знаем: стоит нам попасть на края кривой распределения вероятности по законам самоповторения в масштабе – жди огромных скачков. Нельзя даже предположить, насколько велики будут потери банка. Его собственное банкротство может оказаться меньшим из всех зол; он не выполнит свои обязательства перед другими банками, так что все потери превысят даже весь его собственный капитал. Кризис распространяется на все взаимосвязанные финансовые учреждения. Такой урок выносил финансовый мир из каждого международного катаклизма. И только действенные меры регулирующих органов – "огневое заграждение" вокруг самых "больных" фирм – предотвращали слишком широкое распространение кризиса.

К счастью, сегодня ущербность системы понимают и банкиры, и регулирующие органы. Центральные банки сами настаивают на том, чтобы им предложили более эффективные модели риска. В последнее время популярность приобретает метод, основанный на позаимствованной в страховой отрасли "теории экстремальных значений". Он построен на предположении о бурном колебании цен, с "толстыми хвостами", которые самоповторяются в масштабе. Но обычно в расчет не принимается еще один источник риска, о котором я писал выше, а именно долгосрочная зависимость, которую можно охарактеризовать поговоркой "беда не приходит одна". Банк, выдержавший один кризис, может не пережить второй или третий. Я таким образом призываю регулирующие органы, принявшие Новое Базельское соглашение о капитальных резервах, предпринять исследование еще более реалистичных моделей риска, а затем и внедрить их в банковскую практику. Если этого не сделать, то список Саммерса, в котором сейчас числятся шесть кризисов, будет расти.

Приятно сознавать, что я уже не одинок в своих взглядах. Майрон Шоулз после того, как в результате российского кризиса 1998 года лопнула его брокерская контора LTCM, написал (American Economic Review, май 2000 года) следующее.

Пришло время призвать Банк международных расчетов и другие регулирующие органы поддержать исследования стрессовых ситуаций. Планирование кризисов важнее, чем VAR-анализ.

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 10.08.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для самостоятельной торговлиNPBFX;

• для инвестицийАльпари;

• для бинарных опционовBinomo;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (на счете R Trader доступно более 8700 торговых инструментов).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика