Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

4. Цены часто меняются скачками, а не плавно. Это еще больше повышает риск

Любимое занятие всякого рода чудаков и солидных ученых – разрабатывать финансовый эквивалент вечного двигателя.

Однажды, когда я еще работал в лаборатории IBM, сверху пришло срочное распоряжение. Президент компании, Альберт Л. Уильямс, на коктейль-вечеринке услышал, что какой-то профессор Массачусетсского технологического института открыл систему гарантированного выигрыша на фондовом рынке. Уильямс сказал об этом кому-то, тот еще кому-то, тот еще кому-то, и в конце концов я получил указание: проверить. Что и сделал. Профессор промышленного управления Стэнли С. Александер в 1961 году опубликовал научную статью о, казалось бы, совершенно надежном способе быстро разбогатеть. Он назвал его "методом фильтра". Суть открытия в следующем: каждый раз, когда рынок вырастает на 5% или больше купайте ценные бумаги и не спешите продавать. Когда же рынок падает на 5%, продавайте, не останавливаясь. Как утверждает Александер, ортодоксальные теоретики "эффективного рынка" ошибаются, поскольку цены движутся в соответствии с трендами. Другими словами, если акции выросли на 5%, то с большей вероятностью можно ожидать дальнейшего роста, а не падения. На этой закономерности можно заработать. Причем очень много. Как подсчитал Александер, гипотетический инвестор, который слепо действовал бы согласно его правилу в течение 30 лет, в период 1929-1959 годов, зарабатывал бы в среднем 36,8% в год (до вычета комиссионных). – В 12 раз больше фактического среднего 3%-ного роста рынка за указанный период. И несколько чопорно Александер делает вывод о методе: "Предоставляю другим возможность подумать над тем, что случилось бы с эффективностью метода фильтра, если бы все инвесторы поверили в него и начали применять".

Я пораскинул мозгами, после чего собственноручно отстучал на своей портативной пишущей машинке письмо великому профессору. (Слишком незавидное положение я занимал в IBM, чтобы какая-нибудь машинистка согласилась помочь мне.) Я спросил: какие конкретно цены из нескольких возможных он использовал в своих расчетах? Александер ответил отпиской, нацарапанной под моим письмом: "Разницы нет".

Но разница, безусловно, была. Такая же, как между 36,8%-ной прибылью и 90%-ными убытками для вложившего свой капитал инвестора. Разгадка оказалась простой. Александер рассчитал стоимость своего теоретического инвестиционного портфеля на основе публикуемых дневных цен при закрытии торгов, а не на основе реальных текущих, с которыми имеет дело настоящий инвестор. Если акции GM от момента закрытия одного торгового дня до момента закрытия следующего торгового дня выросли на 6%, то, как предполагает Александер, инвестор купил в момент подъема цены точно на 5%-ной отметке, указанной правилом фильтра. В действительности, цены не растут постепенно и равномерно, прибавляя по центу. При быстром подъеме точная отметка, 5%, могла быть пройдена очень быстро или скачком, поэтому в реальности инвестор купил бы акции при 5,5% и потерял бы половину из потенциальной 1%-ной прибыли на этой данной сделке. Аналогичная ловушка поджидает инвестора, когда придет время продавать купленное: возможно, ему придется продавать не точно при 5%-ном падении, а при 5,5%-ном, и, значит, потерять вторую половину из обещанной Александером 1%-ной прибыли. В реальном мире при росте рынка прибыли инвесторов меньше, чем обещано методом фильтра, а убытки при падении – больше теоретических.

Предложенный Александером "вечный двигатель" имел, как и все подобные проекты, принципиальный дефект. Я послал служебную записку Уильямсу по инстанциям IBM. Ответа не получил; видимо, президент компании опробовал "волшебный" метод самостоятельно и убедился, что он не работает. А три года спустя пошел на попятную и сам профессор Александер. В новой научной статье он сообщил, что большая часть прибыли в предложенных им раньше инвестиционных портфелях, когда он проводил расчеты с более реалистичными ценами, куда-то исчезала, в некоторых случаях даже обращалась в убытки. "Вместо высокой прибыли, обещанной в моей первой статье, следует рассчитывать на гораздо меньшую, – писал Александер. – Должен признать, что от радужных перспектив не осталось и следа".

Профессору можно простить его ошибку. Людям свойственно повсюду видеть непрерывность. Если в какой-то момент времени мы увидели человека, бегущего в одной точке, а через полчаса увидели его бегущим в другой точке, то предполагаем, что все это время он непрерывно бежал от точки к точке. Нам не приходит в голову, что бегун мог остановиться на отдых, и затем подъехать на попутной машине. Величайшая инновация математики XVII столетия, исчисление, предназначено для изучения непрерывных процессов; один из его открывателей, Готфрид фон Лейбниц, глубоко верил в то, что он назвал "принципом непрерывности". Часто так же поступают и экономисты. Непрерывность – это фундаментальное предположение общепринятой финансовой теории. Математика Башелье, Марковица, Шарпа, Блэка и Шоулза построена на предположении о непрерывном изменении цен от одного значения к другому. Без этого условия их формулы просто не работают.

Увы, предположение ошибочно. Следовательно, и математический аппарат тоже. Финансовые цены скачут, прыгают, взмывают ракетой и камнем падают вниз. Я даже настаиваю, что в способности к скачкам или разрывам заключается концептуальное различие между экономикой и классической физикой. В идеальном газе, когда молекулы сталкиваются и обмениваются тепловой энергией, миллиарды отдельных бесконечно малых актов теплообмена совокупно дают подлинную "среднюю" температуру, вокруг которой наблюдаются плавные колебания вверх и вниз. Но на финансовом рынке новости, подталкивающие инвестора к действию, могут быть как незначительными, так и важными.

Покупательная способность отдельного инвестора может быть либо несущественной, либо приводящей в движение весь рынок. Его решение может быть основано на мгновенной смене настроений, от "бычьих" до "медвежьих" и обратно. В результате получаем гораздо более бурное распределение колебаний цен – не только "подвижки", но и "смещение пластов". Это особенно заметно в нашу информационную эру, когда любые сведения мгновенно распространяются через телевидение, Интернет и цифровые табло в биржевых торговых залах. За считанные секунды миллионы инвесторов по всему миру узнают о террористической атаке в далекой Индонезии. И могут отреагировать на эту новость не поочередно, медленно нарастающей волной, как предполагают ортодоксальные теоретики, а все одновременно, сейчас же и мгновенно. Эффект может быть восхитительным (для тех, кто выиграл) или катастрофическим (для проигравших).

Также возможна паника. Немногие вещи столь сильно пугают инвесторов, как внезапное падение цен. В отрасли взаимных фондов иногда приходится прибегать к чрезвычайным мерам, чтобы обуздать эмоции. В 2000 году инвестиционная компания Heartland Advisors Inc. попала в зону турбулентности, когда рыночная стоимость некоторых облигаций, в которые были вложены средства взаимного фонда, упала с 98 до 80 долл. при номинальной стоимости 100 долл. Но в своих ежедневных финансовых отчетах компания отразила это событие не сразу. Согласно сообщению американской Комиссии по ценным бумагам и биржам, компания "растянула удовольствие" на несколько недель, ежедневно сообщая о небольшом падении стоимости на 50 центов. К сожалению, паники избежать так и не удалось: когда об истинном положении дел стало известно, инвесторы Heartland ринулись к аварийным выходам. Всего за один день стоимость одного фонда, находившегося в управлении компании, упала почти на 70%. Впоследствии Комиссия по ценным бумагам и биржам возбудила судебный иск против информационного партнера Heartland; правда, дело было прекращено еще до суда.

Надо сказать, что разрывы могут приносить и пользу. Вот уже более ста лет на Нью-Йоркской фондовой бирже существует система "специалистов". Это торговцы ценными бумагами, специализирующиеся на акциях всего нескольких компаний, ведущие книгу клиентских приказов и, когда продажи не уравновешиваются покупками, вступающие в игру со своими собственными деньгами, чтобы восстановить баланс. Их функция, как указано в правилах биржи, состоит в том, чтобы "обеспечить непрерывность рынка". Позднее эти торговцы приобрели дурную репутацию из-за участия в коснувшихся почти всей Уолл-стрит скандалах с "пузырями". В проведенном Комиссией по ценным бумагам и биржам исследовании краха 1997 года, о котором упоминалось раньше, обнаружилось, что специалисты в самые бурные 24 минуты активно действовали как нетто-покупатели; объем их покупок превысил продажи в 2,06 раза. Эти профессионалы не прогадали – цены восстановились.

Содержание Далее 


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Forex4you – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 18.01.2018 г.).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика