Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

2. Рынки очень и очень рискованны – намного рискованнее, чем гласит стандартная теория

Турбулентность опасна. Из-за нее давление или скорость воды, средняя цена или изменение цены могут бурно и неожиданно "скакать". Ее трудно предсказать, еще труднее от нее защититься, и уж совсем трудно управиться с нею или обратить себе на пользу. Конечно, стандартная финансовая теория игнорирует факт существования турбулентности. Предполагается, что финансовая система – это линейная, непрерывная и рациональная машина. Такой тип мышления загоняет ортодоксальных экономистов в логический тупик.

Рассмотрим так называемый "парадокс доходности инвестиций", кочующий из одной научной книги в другую вот уже более двух десятков лет со времени его открытия двумя молодыми экономистами, Раджнишем Мором и Эдвардом Прескоттом. Почему акции приносят своим держателям в среднем намного больший процент прибыли, чем государственные облигации? Данные свидетельствуют, что в течение XX века акции обеспечивали значительно больший дополнительный доход ("премию"), чем условно более безопасные инвестиции, такие как в казначейские векселя США. Размер дополнительного дохода с учетом инфляции колеблется и составляет, в зависимости от объема изученного массива данных, 4,1-8,4%. Стандартная теория считает такое невозможным. Согласно теории, столь высокий процент доходности акций может быть только в двух ситуациях: либо рынок настолько рискован, что убедить инвесторов купить акции можно только высоким процентом, либо люди просто боятся, что рынок рискован, и потому, чтобы пересилить их страх, приходится предлагать высокий процент. Экономисты обычно оценивают реальный риск рынка его неустойчивостью, принимая за единицу измерения своего "доброго старого друга", т.е. стандартное отклонение кривой Гаусса. Индивидуальное восприятие риска оценивается путем опросов потенциальных инвесторов (покупателей акций и векселей). Затем "колдуют" над уравнениями и выдают ответ: стандартные формулы показывают, что премия за риск не должна превышать 1 % или около того. Значит, в исходные данные вкралась какая-то ошибка?

Таковы были взгляды экономического сообщества в то время, когда Мера и Прескотт впервые заявили о парадоксе доходности инвестиций. Семь лет ушло у них на то, чтобы в 1985 году наконец-то протащить свою статью через строгих цензоров в научные экономические журналы. С тех пор появился ворох статей, авторы которых пытались разрешить досадный парадокс. Но все они заблуждаются. В этих статьях предполагается, будто для реального человека "средняя" доходность фондового рынка имеет какое-нибудь значение; на самом деле, индивидуальный инвестор озабочен в основном крайними значениями прибыли или убытков. Всего один год, отличающийся от остальных, в который инвесторы потеряют более трети своих капиталов – как произошло со многими акциями в 2002 году, – надолго и вполне обоснованно отпугнет даже самых отважных покупателей ценных бумаг. Еще одно ошибочное предположение: кривая Гаусса якобы служит реалистичным критерием для оценки риска. Как я уже не раз говорил, реальные цены колеблются значительно интенсивнее, чем им позволено гауссовыми стандартами. Теперь повышенная доходность акций уже не вызывает удивления. Реальные инвесторы разбираются в экономике лучше экономистов. Они инстинктивно понимают, что рынок очень и очень рискован, рискованнее, чем следует из стандартных моделей. Поэтому, чтобы компенсировать риск, они, естественно, требуют и часто получают более высокую отдачу от своих вложений.

Это же положение – что люди инстинктивно понимают, насколько высок риск операций на рынке, – помогает объяснить, почему столь большая часть мирового богатства остается в безопасной наличности, а не вложена в более доходные, но и более рискованные активы. Священным девизом Уолл-стрит остается "Распределение активов", т.е. портфельная схема инвестиций, когда свободные средства частично хранят в виде наличности, частично вкладывают в несколько финансовых инструментов, таких как облигации, акции и другие. При этом схема распределения намного важнее, чем то, какие конкретно акции или облигации выбрать. Типичная рекомендация, которую, руководствуясь портфельной теорией Марковица-Шарпа, дает брокер своему клиенту (инвестору), звучит так: 25% свободных средств хранить в наличности, на 30% приобрести облигаций и на 45% – акции. Но, согласно исследованию Организации экономического сотрудничества и развития, большинство людей с этим не согласны. В частности, японские граждане хранят 53% своих свободных средств в наличности и едва 8% в облигациях (все остальное – в активах других видов). Европейцы посмелее: 28% в наличности, 13% в акциях. Американцы же отличаются наибольшей терпимостью к риску и потому в акции вкладывают 33% средств, а в наличности оставляют только 13%. В отличие от профессионального брокера, большинству инвесторов не интересна "средняя" доходность. Их пугают редкие, выбивающиеся из среднего потока биржевые катастрофы. Конечно, обыденный здравый смысл и народная мудрость часто ошибаются, но полностью их игнорировать нельзя.

Самый большой страх инвесторов – финансовое банкротство. Этому явлению в анализе рисков уделяют особое внимание. Банкротство происходит, когда некоторый показатель благополучия – размер портфеля акций, резервный капитал банка, прибыль или убытки страховой компании – опускается ниже некоторой заданной величины. Можно рассчитать вероятность наступления такого события. На рис. 12.1 изображены диаграммы, взятые из книги Пауля Эмбрехтса из Швейцарского федерального технологического института и его коллег.

Это компьютерное моделирование прибыли страховой компании. Устойчивый сбор страховых взносов и отсутствие выплат клиентам страховых сумм отразится на графике непрерывно восходящей кривой. Если же страховой компании приходится пополнять обязательства перед застрахованными, ее прибыль падает. Когда она упадет до нуля, компания обанкротится. Таково исходное предположение; на двух диаграммах показано, что происходит при изменении в предположений о работе страхового рынка. Верхняя диаграмма получена исходя из предположения о том, что размер и частота выплат застрахованным имеют гауссово распределение. Нижняя диаграмма построена на более реалистичном предположении о распределении вероятностей по схеме самоповторения в масштабе. В первом случае почти все страховые компании жили бы припеваючи; во втором не избежать таких же, как в реальном мире, банкротств. Рискованный это бизнес, страхование.

Подобное моделирование можно выполнить для акций, облигаций и других финансовых инструментов. Согласно стандартной модели финансов, в которой изменение цен описывается кривой Гаусса, вероятность банкротства равна приблизительно 10-20, или одному шансу из ста миллиардов миллиардов. При такой ничтожно малой вероятности человек скорее испарится от прямого попадания метеорита в его дом, чем обанкротится на финансовом рынке. Но если цены колеблются бурно, что я продемонстрировал для хлопкового рынка, то шансы стать банкротом стремительно возрастают: речь уже идет об одном шансе из десяти или тридцати. Если вспомнить печальную судьбу многих фермеров, выращивавших хлопок и разорившихся на этом, то какая оценка вероятности банкротства выглядит более обоснованной?

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 10.08.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для самостоятельной торговлиNPBFX;

• для инвестицийАльпари;

• для бинарных опционовBinomo;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (на счете R Trader доступно более 8700 торговых инструментов).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика