Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Смысл хлопкового дела

Почему же экономическое сообщество так обеспокоили мои хлопковые исследования?

Вспомним стандартные модели. Если бы цены на хлопок "вписывались" в стандартную теорию, то были бы подобны песчинкам в куче песка: но которые отличны между собой по размеру, но, тем не менее, по сути всё же же песчинки. Однако мои хлопковые исследования привели к нескольким другим выводам. Изменения цен больше походили на смесь песка, гравия, камней и валунов, чем просто на однородную кучу песка. В какие-то дни хлопковые цены лишь немного отличаются от предыдущих показателей; в это время мы имеем дело с песчинками. Однако в другие дни цены скачут на несколько процентов; это уже валуны. В одно время на рынке затишье – цены ведут себя "пристойно" (песчинки), в другое (например, когда известие о засухе в хлопковом штате Миссури наконец-то достигло Нью-Йорка) – начинают скакать (валуны). Так в рыночном тигле смешаны и варятся важные и неважные новости, большие и малые колебания цен.

Прекрасно, может сказать читатель. Это объясняет "толстые хвосты", или, другими словами, ненормально большие изменения хлопковых цен. И мы можем собственными глазами увидеть, что результаты дневных торгов в течение нескольких лет или месячных в течение столетия подтверждают действие степенного закона. Но почему именно степенного?

В ответ на этот вопрос я могу только высказать свои предположения. В физике, которую я изучал в студенческие годы, существует четкая граница между очень большим и очень малым. В огромных масштабах космоса применимы релятивистские законы пространства-времени Эйнштейна, а в мире средних масштабов, где протекает наша ежедневная жизнь, действует механика Ньютона. Субатомный же мир электронов и кварков подчиняется совершенно другим законам квантовой механики. Три разных режима и три разных масштаба, из которых каждый резко отличается от предыдущего. Значит, к законам физики самоповторение в масштабе неприменимо. (Самоповторение в масштабе (или скейлинг) – это масштабная инвариантность, т.е. неизменность объекта при изменении масштаба; когда меняется масштаб, получаем лишь уменьшенную или увеличенную копию объекта, но никакие другие характеристики объекта не меняются.) Через некоторое время после того, как мои исследования хлопкового дела увидели свет, в статистической физике заговорили о явлениях, названных "критическими". Выявленное Ципфом различие между физикой и общественными науками игнорировалось, поскольку ученые обнаружили собственные, присущие статистической физике, масштабированные зависимости, которые они полностью объясняли на основе бесспорных математических свойств вещества. Однако экономика отличается от физики. Здесь отсутствуют бесспорные математические законы. К тому же масштабным коэффициентом выступает не пространство, а время. Правда, при изменении масштаба времени характер колебания цен немного меняется. Например, в случае с хлопком срабатывает фактор сезонности. Годовой цикл посева и сбора урожая оказывает на торговлю регулярное, периодическое влияние; хлопковые акции растут в цене при сборе урожая и обычно снижаются до следующей уборочной страды. Но этот эффект предсказуем. Поэтому экономисты без труда исключают его из долгосрочного анализа. После того, как сезонный фактор учтен, остается ли еще какое-то влияние времени на характер колебаний хлопковых цен? Существует ли в экономике такая же пропасть между явлениями разного масштаба, как между квантовым и ньютоновым мирами? Происходят ли три недели торгов совсем на другой планете, не там, где они происходят три дня или три часа? Очевидно, нет. Все диаграммы (годовые, месячные, дневные) выглядят одинаково.

Но имеет ли для нас значение, какие законы – гауссовы или степенные – действуют в экономике? Ответ очевиден – да. Во-первых, мы убеждаемся, что цены могут и в действительности меняются очень бурно. Рынок очень рискован – намного рискованнее, чем тот гипотетический, на котором, как мы счастливо полагали раньше, цены послушно и предсказуемо колеблются вокруг "благопристойного" гауссового среднего значения. Экономисты уже давно спорят по поводу двух противоположных взглядов на товарный рынок. Первый: товарный рынок – это страховая биржа, "финансовая машина" для фермеров и потребителей, призванная снизить их риски с помощью биржевых спекулянтов, выступающих в роли посредников. Второй: товарный рынок – это непредсказуемое казино, более рискованное, чем фондовый рынок в его самые неспокойные моменты; хотя фермеры и биржевые спекулянты руководствуются разными мотивами, и те, и другие участвуют в рискованной игре.

Ценовые показатели не разрешают давний спор; страховые рынки тоже могут быть рискованными. Но эти показатели реально объясняют, почему инвестирование в товары не столь привлекательно, как в фондовые инструменты. Большая часть людей инстинктивно считают хлопковый контракт более рискованным предложением, чем акции "голубых фишек", – и это несмотря на тот факт, что, согласно стандартному анализу, товарные инвестиции должны играть в инвестиционных портфелях богатых инвесторов большую роль. Многие люди чувствуют повышенный риск и избегают его. Возможно, здесь особого статистического анализа вообще не требуется: один только этот факт массовой психологии служит достаточным доказательством того, что со стандартными финансовыми моделями не все в порядке.

Во-вторых, как мы увидим в следующей главе, данные, самоповторяющиеся в масштабе, могут образовывать удивительные структуры, которые с первого взгляда кажутся периодическими, предсказуемыми и пригодными для финансовых расчетов. Каждый, кто изучает данные о хлопковых ценах, может подумать, что имеет дело с "поправками", "уровнями сопротивления" и другими признаками, по которым технический аналитик определяет необходимые действия – покупать, продавать или держать. Но это "золото дураков", или "обманка", медный колчедан финансовых рынков.

Наконец, хлопковое дело показывает странную связь между различными отраслями экономики, а также между экономикой и природой: цены на хлопок колеблются так же, как уровень личного дохода; колебания дохода похожи на изменения требований к выплате страховки по случаю пожара в Швеции; вышеперечисленное входит в то же математическое семейство, что и формулы, описывающие нашу речь (частоту употребления в ней различных слов) и даже землетрясения – это, поистине, величайшая загадка из всех.

Чем наука может быть полезна обществу? Например, пообещать решение великих загадок, к списку которых я добавил еще одну. Но есть и более практическое обещание – помочь в улучшении общества, помочь ему избежать теорий, которые кажутся правильными и разумными, но на самом деле не соответствуют действительности, и помочь опираться только на факты, даже если пока еще нет теории, которая могла бы полностью их объяснить.

Содержание Далее 


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Forex4you – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 18.01.2018 г.).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика