Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Развязка

Подобно большинству профессиональных объединений, экономические отделения университетов тоже не любят пускать в свои ряды посторонних, особенно если те пытаются учить профессионалов уму-разуму. Поэтому мои исследования хлопковых цен наделали много шума.

Первая моя статья на эту тему появилась в начале 1962 года; это был скорее предварительный набросок статьи, который я на скорую руку отстучал двумя пальцами на портативной пишущей машинке. Но так случилось, что Хаутеккеру потребовалось срочно найти замену своему коллеге по Гарварду, у которого как раз начался "седьмой год" (в американских университетах профессура каждый седьмой год освобождается от обязанности читать лекции студентам). Так я стал преподавателем. Мои наброски, со всеми огрехами, поспешно опубликовали как отчет о внутренних исследованиях в компании IBM. Несмотря на "сырость" статьи, ученые бурно отреагировали на ее выход. Да кто такой этот Мандельброт, индустриальный ученый со степенью по прикладной математике, чтобы подвергать сомнению искусные модели экономической элиты? Тем не менее любопытство было немалым и продолжало расти. Однажды в Чикаго я познакомился с экономистом Цви Грилихесом, который позднее тоже переехал в Гарвард. Он готовил программу зимней конференции Эконометрического общества в Питтсбурге. Грилихес предложил мне выступить с докладом, после которого три человека должны были провести дискуссию о хлопковых результатах. Позднее, уже в конце 1963 года, когда я находился в Гарварде, мне позвонили из Слоуновской школы Массачусетсского технологического института. Это был Кутнер, тамошний экономист и один из участников дискуссии в Питтсбурге. Оказалось, он готовил к публикации книгу The Random Character of Stock Market Prices (Случайный характер цен на фондовом рынке) – обзор научных взглядов на математику рынков; книгу предполагалось открыть переводом диссертации Башелье. Он также сказал, что хочет включить в сборник и мою работу, однако в книгу попадают только те статьи, которые уже были опубликованы в каком-нибудь научном издании, кроме внутренних корпоративных бюллетеней. Поэтому, попросил меня Кутнер, не мог бы я для проформы как можно быстрее где-нибудь напечатать мою статью?

Я обзвонил все научные журналы. В некоторых меня попросили разборчиво повторить мою фамилию; в других интересовались моими учеными регалиями. Лишь единицы знали меня, но их не устраивали слишком сжатые сроки – экономические журналы вообще пользуются в ученой среде дурной славой на месяцы и годы класть под сукно уже готовые к публикации материалы и лишь затем не спеша знакомить с ними общественность. Наконец, мне улыбнулась удача, но то была ироничная улыбка. На мою просьбу откликнулся Journal of Business Чикагского университета, который собрал в своих стенах самых горячих сторонников стандартной финансовой модели. Редактор журнала, Мертон Миллер, впоследствии Нобелевский лауреат, сказал мне, что моя статья об исследовании в IBM уже хорошо известна на его экономическом отделении. У них работает преподавателем мой бывший студент Юджин Фама. Поэтому они могут пропустить обычную и занимающую много времени процедуру вычитки и критического разбора статьи учеными-рецензентами. Я с готовностью принял это предложение и не позднее чем через неделю по почте отправил Миллеру так и не отшлифованный вариант статьи. Ради нее задержали выход очередного номера журнала, освободили под нее место, перенеся публикацию какого-то менее "горячего" материала на более поздний срок, и даже с невероятной скоростью выполнили корректуру. Фама отредактировал мой текст и написал вступление. Он пояснил на языке, понятном экономистам, то, что я xoтел им рассказать как математик. К помощи таких "переводчиков" я прибегал и в будущем, когда мне приходилось представлять свои идеи на "враждебной" территории. Короче говоря, все условия Кутнера я выполнил.

И вот здесь начались настоящие трудности. Вслед за введением, написанным Фама, Кутнер напечатал пятистраничную критику моей статьи. Мой тест для степенных функций – вычерчивание их в логарифмических осях – он назвал слишком большим упрощением, тогда как математический аппарат статьи – слишком сложным; объем фактического материала – недостаточным, а хлопок – специфическим товаром, на основании которого нельзя делать обобщающие выводы. Хотя, писал Кутнер, идеи, изложенные в статье, очень интересны. Но, "безусловно, прежде чем мы выбросим в корзину для мусора несколько веков работы, мы должны быть точно уверены, что все наши предыдущие труды оказались бесполезными".

Дополнительные доказательства не заставили себя долго ждать. Мои собственные исследования выявили экспоненциальные зависимости в колебаниях курса акций таких железнодорожных голиафов XIX века, как B&O, Boston & Maine и Illinois Central Фама и его студенты в Чикаго тоже обнаружили "артефакты". Например, в 1970 году Ричард Ролл показал, что доход по векселям Казначейства США еще более очевидно, чем цены на хлопок, подчиняется степенному закону. Были и другие доказательства. Как резюмировал Фама, "можно говорить об окончательном подтверждении гипотезы Мандельброта".

Я уже говорил, что экономика – это наука, подверженная веяниям моды. В одно время все только и говорят, что о Кейнсе и механизме "подкачивания" (стимулирования) экономической активности, в другое на первый план выходят Фридман и монетаризм. Экономика хватается то за одну теорию, то за другую, подобно подростку, который легко заводит себе подружку и так же легко бросает ее ради новой пассии. Экономисты узнают новую теорию, какое-то время носятся с ней, изучают ее, а когда обнаруживают в ней изъяны, бросают ее ради еще более нового научного увлечения. Приблизительно то же произошло с моей исходной гипотезой. В конце 1960-х годов она восхищала многих экономистов. Месяцами они просеивали все доступные им статистические данные, обрабатывали их на новых компьютерах, которые тогда стали появляться в научной среде, и рассылали результаты своих исследований в научные журналы. Ключевым стал 1972 год. К тому времени по финансовому морю прокатилась новая волна. Широкое распространение получили портфельная теория Марковица, модель оценки финансовых активов Шарпа и рыночная модель Башелье. А в следующем году Блэк и Шоулз опубликовали свои формулы для оценки опционов. Официальной религией стали "современные финансы". Но ей противоречила моя гипотеза. Я оказался столь же "желанным" в признанной церкви экономики, как еретик на Никейском соборе. В 1972 году аспирант Чикагского университета Роберт Р. Офисер невольно выделил большую часть всех сомнений экономической науки на то время. В своей докторской диссертации на примере одного и того же набора данных он привел факты как за, так и против гипотезы о действии степенного закона. Появились и другие противоречивые сообщения. Тем не менее все критики не могли опровергнуть доказательства моей гипотезы. Поэтому я не обращал внимания на такие неконструктивные нападки. Большинство критических замечаний основывалось на статистических тестах, просто неприменимых к таким данным. И никто не мог предложить теорию, которая бы объяснила противоречивые факты. Тогда еще не пришло ее время; такая теория появилась, лишь когда доктрина "современных финансов" начала давать сбои.

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 10.08.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для самостоятельной торговлиNPBFX;

• для инвестицийАльпари;

• для бинарных опционовBinomo;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (на счете R Trader доступно более 8700 торговых инструментов).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика