Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Турбулентные торги

Турбулентность стала обычной метафорой для финансовых комментаторов, и причину этого понять несложно. В поисках графического примера вернемся на Нью-Йоркскую фондовую биржу, в день 27 октября 1997 года.

Тогда промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA) потерял катастрофически много – 554,26 пункта (или 7,18%). После этого, как часто бывает в подобных случаях, оказалось очень сложно определить фатальную пусковую причину, хотя сотрудники Комиссии по ценным бумагам и биржам почти год пытались воссоздать события. В любом случае, удар был мощным. По бирже прокатилась волна продаж, вынудившая руководство дважды приостанавливать торги в тщетной попытке успокоить людей. Вот как сухим языком фактов описаны события того дня в заключительном отчете Комиссии по ценным бумагам и биржам.

27 октября в 14:36 индекс DJIA упал на 350 пунктов по сравнению с показателем на момент закрытия предыдущей торговой сессии. Это падение вызвало 30-минутную остановку рынков акций, опционов и индексных фьючерсов. Торговля акциями возобновилась в 15:06, но уже к 15:30 величина падения составила 550 пунктов, что влечет за собой автоматическую остановку торгов. Таким образом, фондовый рынок закрылся на 30 минут раньше срока.

Во вторник, 28 октября, рыночные цены сначала продолжили свое стремительное падение. К 10:06 величина падения DJIA составила 187,86 пунктов (2,62%). Впоследствии уровень активности быстро восстановился. К закрытию биржи индекс DJIA поднялся на 337,17 пункта (4,71%) до 7498,32 при рекордном на то время количестве акций – более миллиарда как на Нью-Йоркской фондовой бирже, так и на Фондовом рынке NASDAQ.

Подразделение рыночного регулирования
Комиссии по ценным бумагам
и биржам, сентябрь 1998 года

Поистине яркий пример турбулентности. Звучит, как описание наводнения, сделанное Леонардо да Винчи. Одна за другой рушатся дамбы, пока стихия не успокоится. В то время когда бушевали финансовые воды, ценовые котировки скакали, как безумные. Разрывы (спрэды) между брокерскими ценами предложения и спроса резко расширились – на 19% больше отраслевой нормы (что означало значительную непредвиденную прибыль для одних брокеров и почти банкротство для других). Биржевая паника охватила весь мир: гонконгский индекс упал на 14%, лондонский – на 9%. В последние 24 минуты перед закрытием Нью-Йоркского рынка в 15:30 цены падали со средней скоростью 0,1% в минуту, или 6% в час, как высчитала позднее Комиссия по ценным бумагам и биржам. Эти цифры можно интерпретировать и так: стоимость американского бизнеса уменьшалась на 100 млн. долл. в секунду. Однако на следующее утро цены ринулись в обратном направлении с еще большей скоростью. Самое стремительное движение цен за весь 24-часовой период сконцентрировалось в трех минутах: с 15:12 до 15:14 и с 15:24 до 15:25 по Нью-Йоркскому времени. То была не просто финансовая буря. То был ураган.

"Интересно, – спросит читатель, – не служит ли этот термин "турбулентные рынки" всего лишь метафорой? Можно ли серьезно сравнивать ветер и финансовые рынки, бурю и резкое повышение деловой активности биржи, ураган и биржевой крах?"

С точки зрения основных причин, конечно же, нельзя. Но математически – можно. Одна из поразительных особенностей науки заключается в том, что для описания даже самых различных, внешне не связанных друг с другом явлений можно использовать один и тот же математический аппарат. То же квадратное уравнение, с помощью которого люди в античные времена рассчитывали прямые углы при построении храмов, в наши дни пригодится банкиру для расчета суммарного дохода по новым двухгодичным облигациям. Технику расчетов, которую два столетия назад разработали Ньютон и Лейбниц для исследования орбит Марса и Меркурия сегодня может использовать инженер-строитель для расчета максимального напряжения в конструкциях нового моста или объема воды, протекающего под этим мостом. Безусловно, это не означает, что мост, река и планеты "работают" одинаково; или что археолог на Акрополе сможет назначить цены облигации компании Accenture. Точно так же ветер и рынки весьма отличаются друг от друга; первый – это природное явление, вторые – творение человека. Но разнообразие явлений природы безгранично, тогда как количество имеющихся в нашем распоряжении действительно отличных друг от друга математических концепций и инструментов удивительно мало, несмотря на их кажущееся многообразие. Если человеку нужно расчистить участок джунглей, то у него имеется относительно мало инструментов: мачете для рубки веток и лиан, бульдозер для валки деревьев и огонь чтобы выжечь все остальное. В науке схожая ситуация. Когда мы исследуем обширную сферу природных или порожденных человеком явлений, то обнаруживаем, что количество основных идей, на которых основаны самые полезные измерительные приборы и методы расчетов, удивительно мало. Если у человека есть только молоток, то ему на глаза постоянно попадаются гвозди – ведь только с ними он и может справиться. Поэтому нас не должно удивлять, что с нашим ограниченным набором эффективных математических инструментов мы обнаруживаем аналогии между аэродинамической трубой и табло агентства Reuters, на которое выводятся биржевые показатели.

Делом всей моей жизни стала разработка нового математического инструмента, который пополнил бы ограниченный арсенал человека. Я назвал этот инструмент фрактальной и мультифрактальной геометрией. Он предназначен для исследования неровного, неупорядоченного и зазубренного. Само название я придумал в 1975 году. "Фрактальная" происходит от fractus, причастия прошедшего времени, образованного от глагола "ломать", о чем я узнал из латинского словаря одного из моих сыновей. Этот корень появляется во многих близких словах, включая "фракцию" и "фрагмент". Результатом моих интеллектуальных блужданий на протяжении нескольких десятилетий стали мои оригинальные идеи; я собирал воедино множество случайных, забытых, недоисследованных и внешне несвязанных артефактов и вопросов математического прошлого, развивал их и создавал на их основе новый, согласованный раздел математики. Фрактальную геометрию стали рассматривать как "природную". Сегодня ее используют для решения невероятно разнообразных задач: передачи цифровых изображений в Интернете, измерения характеристик процесса разрушения металла, анализа мозговых волн с помощью электроэнцефалографа, конструирования сверхмалых радиоантенн, изготовления оптических кабелей с лучшими характеристиками и изучения анатомии бронхов.

Метод фрактальной геометрии стал частью математического инструментария гидроаэромеханики, гидрологии и метеорологии. Ее эффективность объясняется уникальной способностью выражать большое количество запутанных, неупорядоченных данных несколькими простыми формулами. Эта способность особенно ярко проявляется в случае мультифрактальности – фундаментального понятия при изучении турбулентности и полезного инструмента на финансовых рынках. Поэтому я и другие ученые на протяжении последних нескольких десятилетий использовали понятия фрактальной геометрии для изучения и создания моделей работы рынков. Несмотря на 40 лет исследований, работа продолжается. Она не только не закончена – она едва началась. В следующих главах мы рассмотрим фракталы и их применение в финансах. Сейчас же я предлагаю краткий предварительный обзор того, что нам может предоставить фрактальная геометрия даже в ее простейшем, "карикатурном" варианте.

Содержание Далее 


Для беспроблемного трейдинга рекомендую брокера Forex4you – здесь разрешен скальпинг, любые советники и стратегии; также можно иметь дело с Альпари; для инвесторов – однозначно Альпари с его множеством инвестиционных возможностей. – примеч. главного админа (актуально на 12.04.2018 г.).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика