Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Часть I. Старый путь. Глава 1. Риск, разрушение и вознаграждение

Изображение выше (взято из работы Mandelbrot 1982,) получилось вследствие ошибки в компьютерной программе, с помощью которой я исследовал различные фрактальные формы. Одновременно оно служит убедительным примером творческой силы случая – в искусстве, финансах и жизни.

Глава 1. Риск, разрушение и вознаграждение

Летом 1998 года произошло невероятное.

"Рынок быков" 1990-х годов на Уолл-стрит выглядел уставшим. Какой-то одной подавляющей проблемы не было – гнетущее настроение обусловила серия тревожных событий. Это и спад деловой активности в Японии, и возможная девальвация денежной единицы в Китае, и борьба американского президента с начатой против него процедурой импичмента. Затем подоспели новости из России: развивающийся рынок, который всего двумя годами ранее был самым динамичным в мире, поразил дефолт – невыполнение своих денежных обязательств. Это предвещало серьезные проблемы западным банкам и торговцам долговыми обязательствами, а некоторые из них, как выяснилось позже, уже тогда вплотную подошли к банкротству. 4 августа промышленный индекс Доу-Джонса упал на 3,5%. Через три недели, когда ситуация в России ухудшилась, котировки акций вновь снизились, уже на 4,4%. 31 августа – очередное падение, на 6,8%. Здесь уже пошатнулись и другие рынки: банковские облигации обесценились на треть по сравнению с правительственными. Для многих инвесторов все эти события оказались не только шокирующими, но и совершенно непонятными. Их охватила паника, нелогичная и непредсказуемая; "кульминацией распада" назвал ситуацию один аналитик в интервью газете Wall Street Journal. Другой тоже не добавил оптимизма: "Инвесторам может и жизни не хватить, чтобы вернуть некоторые из этих потерь" [6].

Произошло слишком много тягостных событий, которые не мог переварить обычный рыночный менталитет. Сегодня мы знаем, что Международный валютный фонд помог России, Федеральная резервная система стабилизировала Уолл-стрит, а "рынок быков" протянул еще несколько лет. Август 1998 года, опять-таки с точки зрения обычного рыночного менталитета, просто никогда не должен был случиться; согласно стандартным моделям финансовой отрасли, последовательность событий была чрезвычайно маловероятной, практически невозможной. Стандартные теории, изучаемые студентами в бизнес-школах по всему миру, давали следующую вероятность коллапса 31 августа: одна двадцатимиллионная. Такой исчезающе малый "шанс прогореть" выпадет, если ежедневно торговать ценными бумагами в течение почти ста тысяч лет. Однако вспомним, что за один только месяц произошло три подобных обвала. Вероятность такого стечения обстоятельств вообще трудно представить из-за ее ничтожности: приблизительно один шанс на 500 миллиардов. Несомненно, август 1998 года оказался-таки чрезвычайно неудачным, экстраординарным, сверхестественным, чего никто не мог предвидеть. Говоря языком статистики, данное событие было "выбросом", намного, намного, намного и еще раз намного удаленным от обычных ожиданий торговли ценными бумагами [7].

Действительно ли август 1998 года – экстраординарное событие? То, что кажется невероятным, на самом деле происходит на финансовых рынках постоянно. Например, всего годом раньше индекс Доу-Джонса за один день упал на 7,7% (вероятность – одна пятидесятимиллиардная). В июле 2002 года индекс трижды резко падал в течение семи торговых дней (вероятность этого события – один шанс из четырех триллионов, или 1/4000.000.000.000). 19 октября 1987 года (знаменитый "черный понедельник"), когда индекс упал на 29,2%, стало худшим торговым днем по меньшей мере за последние сто лет. По стандартам финансовых теоретиков такое могло произойти менее чем в одном из 1050 случаев, а это столь ничтожно малая вероятность, что математики считают ее не имеющей смысла, поскольку данное число выпадает из масштабов природы. Тем не менее, для биржи смысл торгового дня 19 октября 1987 года был предельно ясен.

Казалось бы, ничего нового мы не узнали. Всем известно, что финансовые рынки – рискованное место. Однако, вооружившись знаниями об окружающем нас мире, мы можем надеяться получить возможность управлять количественными параметрами такого явления, как риск.

На протяжении более чем столетия финансисты и экономисты пытаются проанализировать риск на рынках капитала, объяснить его, оценить количественно и в итоге извлечь из него пользу. Я полагаю, что большинство теоретиков шло по ложному пути. Вероятность финансового краха в условиях свободной и глобальной рыночной экономики чрезвычайно недооценивали. В этом смысле обычный человек вполне разумно придерживается своего предубеждения, что все рынки рискованны (особенно зная о лопнувших, как мыльный пузырь, надеждах на Интернет-коммерцию). Но финансовым теоретикам недостает мудрости и здравого смысла обычного человека. За последнее столетие они разработали сложный математический аппарат для оценки риска. В 1970-х годах его целиком приняла на вооружение Уолл-стрит. Такие знаменитые инвестиционные банки, как Merrill Lynch, Goldman Sachs и Morgan Stanley, сделали его частью сложных стратегий торговли ценными бумагами. Подобно тому, как радиоприемник настраивают на разные частоты, названные фирмы пытались настраивать портфели ценных бумаг на разные уровни риска и прибыли. Однако финансовые потрясения 1980-х и 1990-х годов вынудили финансистов, равно как экономистов, пересмотреть свои взгляды. "Черный понедельник" 1987-го, азиатский экономический кризис 1997-го, российское лето 1998-го, "рынок медведей" 2001-2003 годов, безусловно, продемонстрировали, как теперь понимают многие, что с нашими представлениями о финансовых рынках что-то не в порядке. Прибыль и риск составляют пропорцию, но стандартная арифметика к ней неприменима. Знаменатель, т.е. риск, больше, чем обычно принято считать, поэтому результатом отношения обязательно станут обманутые надежды. При написании этой книги я преследовал основную цель – лучше оценить риск и глубже понять, как он управляет рынками.

Всю свою жизнь я изучал риск. Что это такое, мне впервые довелось узнать на собственном опыте, проходя жестокую школу Второй мировой войны. Будучи польским беженцем, я под чужим именем прятался в одной французской деревне, изображая (не слишком убедительно) простого сельского парнишку, выживающего на оккупированной территории благодаря купонам на питание. Затем я столкнулся с риском в своей профессиональной карьере, отказавшись от надежности и благополучия французской академии ради интеллектуальных исканий промышленного ученого в более открытой новым веяниям Америке. Все мои исследования как ученого тем или иным образом касались вопросов, расположенных меж двух полюсов человеческого опыта. Это детерминистические системы порядка и планирования и стохастические, или случайные, системы беспорядка и непредсказуемости. Моим ключевым вкладом стало открытие новой области математики, которая позволяет обнаружить порядок в кажущемся беспорядке, план – в неплановом, правильную структуру – в хаосе природы. Эта область математики, названная фрактальной геометрией, может многое объяснить в естественных науках. Ее уже использовали для моделирования погоды, изучения течения рек, анализа мозговых процессов и сейсмических толчков, для понимания распределения галактик. В 1980-х годах фрактальная геометрия сразу же стала одним из главных математических инструментов "теории хаоса". К ней прибегали для изучения порядка в кажущемся хаосе водоворотов и ураганов. Сегодня фрактальную геометрию уже привычно используют в исследованиях рукотворных структур, для измерения Интернет-трафика, сжатия компьютерных файлов и создания художественных фильмов. Например, она была математическим аппаратом компьютерной анимации в ленте "Звездный путь II: Гнев Хана".

Я считаю, что фрактальная геометрия может принести немалую пользу и в финансовой сфере. В течение сорока лет развитие этой области математики неизменно, хотя и урывками (насколько позволяли мои личные интересы, развитие событий и наличие коллег, с которыми я мог обсуждать сложные вопросы), пересекалось с моими исследованиями финансовых рынков и экономических систем. Я исследовал их не с позиции экономиста или финансиста, а как математик и ученый-экспериментатор. Для меня все богатство и могущество Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE) или какой-нибудь лондонской конторы валютных дилеров абстрактны; они аналогичны физическим системам скачущих солнечных зайчиков или водоворотов на реке. Их можно анализировать с помощью как уже имеющихся научных инструментов, так и новых, которые я по мере потребности и возможности постоянно добавляю к старому "арсеналу". Эти инструменты позволили мне проанализировать, каким образом в обществе распределяются доходы, как появляются и лопаются так называемые "пузыри" фондового рынка, как варьируют размеры компании и уровень концентрации промышленности, как меняются цены (например, на хлопок, пшеницу), курсы железнодорожных акций, акций "голубых фишек" и обменный курс доллара и иены. В движениях цен я вижу определенную систему, но – не стоит обольщаться – систему, которая никого не сделает богатым. Я согласен с ортодоксальными экономистами в том, что курс акций, вероятно, непредсказуем в практическом смысле этого слова. В то же самое время риск, несомненно, подчиняется определенной схеме, которую можно выразить математически и смоделировать на компьютере. Поэтому мои исследования помогут людям не потерять свои деньги в результате безрассудной недооценки риска финансового краха. Если думать о рынках как о научных системах, мы сможем, в конце концов, создать более крепкую финансовую систему с лучшим механизмом ее регулирования.

Однако я должен сразу же предупредить читателей: часть из того, о чем я собираюсь рассказать, за последнее десятилетие уже стала хрестоматийными экономическими истинами, тогда как остальное до сих пор оспаривается, служит предметом насмешек и даже поношений. Публикуясь в научных журналах, – обычная обязанность ученого, – я часто провоцирую бурные дебаты. И каждый раз, прислушавшись к критикам, перефразировав свои утверждения, вернувшись к своим исследованиям, чтобы лучше обдумать свои же результаты, в том числе компьютерного анализа, я предлагал более качественные и точные модели. Так можно двигаться вперед. Однако при этом неизбежен побочный эффект – усложнение. На самом деле я думал не об одной, а о нескольких моделях ценовых колебаний. В 1963 и 1965 годах я разработал две отдельные и несовместимые модели изменения (поведения) рынков, а в 1972 году сумел-таки соединить их. После длительной работы в других научных областях, в 1997 году я возобновил свои финансовые исследования. Эта книга расскажет читателю о ранее проделанном мною извилистом пути научных открытий. Цель "путешествия" – лучшее понимание финансовых рынков.

Мои самые давние и подкрепленные фактами представления сегодня помогают составить некоторые математические модели, с помощью которых торговцы фондовой биржи (трейдеры) назначают цену на опционы, а банки оценивают риск. Мой научный подход к рынкам подхватило новое поколение исследователей, называющих себя "эконофизиками". Мои последние модели освоены небольшой, но все увеличивающейся группой математиков, экономистов и финансистов из Цюриха, Парижа, Лондона, Бостона и Нью-Йорка. У меня нет никакого финансового интереса в их успехе или провале. Я ученый, а не финансист. Однако желаю им удачи.

И еще я надеюсь, что читатели этой книги, независимо от того, соглашаются они с моими утверждениями или нет, откажутся, хотя бы на короткое время, от дотошных вопросов почему в отношении мелких деталей. Взамен они, перевернув последнюю страницу, обогатятся более фундаментальным пониманием того, как работают финансовые рынки, и осознанием значительного риска, которому мы подвергаем себя, когда доверяем свои деньги прихотям удачи.

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 20.10.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для торговли валютамиNPBFX;

• для торговли бинарными опционамиBinomo;

• для инвестирования в ПАММы и др. инструменты – Альпари;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (более 8700 инструментов – на счете R Trader).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика