Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

Глава 5. Дело против современной теории финансов

Если деньги – идол, то один из крупнейших "храмовых комплексов" этой современной веры раскинулся на крутом повороте реки Темзы, на несколько миль ниже центра Лондона. Там, в деловом районе Кэнэри-Уорф, возвышаются восемнадцать сделанных из стали и стекла башен, в которых каждый рабочий день 55 тысяч человек вносят свою лепту в функционирование международного денежного рынка. Все эти люди – последователи Башелье, Марковица, Шарпа, Блэка, Шоулза и других; это фондовые менеджеры, занятые поиском баланса между риском и вознаграждением, банкиры, рассчитывающие риск неплатежеспособности заемщика, валютные трейдеры, искусно играющие с опционами. Их коллективная интеллектуальная мощь, природная и усиленная компьютерами, поражает. Пожалуй, финансовая отрасль в целом покупает больше компьютеров, чем любая другая. Она привлекает в свои ряды значительную часть мирового сообщества "новоиспеченных" выпускников математических и экономических факультетов. Это колоссальная вычислительная машина, робот, наклеивающий электронные ценовые ярлычки на любой товар, услугу, компанию и страну, участвующие в глобальной торговле.

Именно здесь финансовая теория, от Башелье до Блэка, встречается с финансовой действительностью. Все академические модели находятся здесь, в компьютерах и деловых тетрадях профессионалов, но почти без исключений не в исходном виде, а обновленные, измененные или скомбинированные с другими моделями. Результат подобен традиционным лекарствам: намешано много химических веществ, но нет явного "действующего ингредиента". Но в мире финансов чистота или элегантность теории значения не имеет. Важен только один вопрос: что приносит деньги? Увы, простых ответов на него не существует.

Поборники теоретической чистоты легко обнаружили бы в любом реальном торговом зале фондовой биржи массу неправильного. Это подобно детской игре "найди ошибки", когда в сложной картине отыскивают нарочно сделанные художником несуразности.

Международный банк Citigroup проводит в Кэнэри-Уорф одни из самых масштабных валютных операций. Обычно просторный, с высокими потолками и специальным освещением торговый зал Citigroup битком заполнен активными, поглощенными своим делом людьми. Здесь находятся сотни компьютеров; 130 валютных трейдеров и продавцов разместились за рабочими столами, по шесть в ряд. Флажки над столами – Юнион Джек, Звезднополосатый, Восходящее солнце – указывают, на какой валюте специализируется каждая группа трейдеров. Язык этих профессионалов колоритен и понятен лишь посвященным: "Ноки-Стоки" – это обменные операции между норвежской и шведской кронами (слово "Ноки" образовано от компьютерного кода норвежской денежной единицы, NOK, а "Стоки" – от названия шведской столицы, Стокгольм); термин "кабельные" используют на рынке доллара и фунта стерлингов, поскольку в давние времена курс этих валют по телеграфу ("кабелю") передавали через Атлантику; под "чистой ванилью" подразумевают самые обычные, стандартизованные валютные опционы. Каждый день этот многонациональный банк перемещает одну девятую всего объема участвующих в международной торговле долларов, иен, евро, фунтов стерлингов, злотых и песо; приблизительно треть глобального валютного бизнеса осуществляют на втором этаже лондонского офиса.

А теперь рассмотрим "ошибки", совершаемые на этом втором этаже, с точки зрения поборников теоретической чистоты. Расположившись за рабочими столами одного ряда, пара аналитиков днями напролет изучает приказы собственных клиентов банка. Эти специалисты ищут убедительные закономерности, о которых они могли бы сообщать клиентам в регулярных информационных бюллетенях. Они собирают внутреннюю рыночную информацию, которая, как утверждается в одном варианте гипотезы эффективного рынка, по сути, бесполезна, поскольку все потенциально выгодные тенденции колебаний торговых данных уже отражены в стихийно сложившихся ценах. Но аналитики на такие увещевания не покупаются. "Только зная, кто и что покупает, можно добиться конкурентного преимущества, – говорит один из них. – Мы не верим, что рынок эффективен". Это – первая "ошибка".

Вторая. Через несколько столов от наших двух аналитиков сидит выпускник Кембриджа со степенью доктора (Ph.D.) по математике. Значительную часть своего рабочего дня он посвящает изучению быстро меняющейся "поверхности неустойчивости" рынка опционов – воображаемого трехмерного графика увеличения и уменьшения ценовых колебаний при изменении условий каждого опционного контракта. Судя по формуле Блэка-Шоулза, в такой поверхности не может быть ничего интересного, поскольку, согласно чистой теории, она должна быть плоской, как блин. В действительности же поверхность имеет сложную, крайне рельефную форму. Отслеживать ее колебания и предсказывать следующие изменения – вот основной для опционных трейдеров Citigroup способ зарабатывать деньги. Приблизительно 10% мирового рынка валютных опционов относятся к так называемому "экзотическому" классу. Это крайне запутанные комбинации детально выписанных условий опционов, которые принесут прибыль лишь при определенных обстоятельствах. Для большинства людей комбинация такого рода остается китайской грамотой, но именно она может потребоваться, к примеру, финансовому директору General Motors, чтобы застраховаться от определенного риска, присущего только этой, зависящей от курса иены, компании. Однако будь изначальная формула Блэка-Шоулза верна, столь сложные страховки не потребовались бы. Конечно, знаменитая формула все равно нужна; она служит своеобразной контрольной точкой, с которой сверяются все участники рынка – примерно так же, как люди зимой интересуются температурой на улице, хотя их индивидуальное ощущение холода зависит от ветра, снега, облачности, их одежды и состояния здоровья. Опционные аналитики Citigroup постоянно видят формулу Блэка-Шоулза на экранах своих компьютеров, в биржевых электронных таблицах, но используют ее только как отправную точку.

Третья "ошибка": исследовательское отделение. Ортодоксальная теория исключает потребность в исследовательском отделении. Рынок все равно не обмануть, поэтому, чтобы просто идти с ним в ногу, нужны всего лишь несколько трейдеров и компьютеров. Но Джессика Джеймс, вице-президент по исследованиям компании Citigroup, с ироничной улыбкой выводит на экран своего компьютера простую диаграмму, график обменного курса доллара и иены за последнее десятилетие. Кривая извивается на экране, и это "свободное блуждание" курса отражает непостоянные взгляды мира на относительные преимущества американской и японской экономических систем: вверх, вниз или в сторону, которое глаз воспринимает как беспорядочный рисунок, а стандартная финансовая теория называет это случайными флуктуациями (т.е. изменениями). Затем Джессика Джеймс выполняет элементарную операцию, подобную которой чартисты проделывают вот уже более ста лет. Она рассчитывает скользящее среднее, т.е. для каждого дня среднее значение обменного курса за предыдущие шестьдесят девять дней. Полученные данные автоматически отображаются графически, и вот на экране появляется более ровная и непрерывная линия, усреднившая все пики и провалы исходных "сырых" ценовых данных. Джессика Джеймс поясняет, что эта кривая подсказывает нам простой способ заработать на валютном рынке: каждый раз, когда фактический обменный курс поднимается над средней линией – вы продаете; когда опускается ниже линии – вы покупаете. Проще некуда.

Какого результата можно ожидать? "Следуя такой стратегии последние десять лет, – вычисляет Джессика, – мы зарабатывали бы в среднем 7,97% ежегодно". Но это же ересь. Просто невозможно. Гипотеза эффективного рынка безапелляционно исключает возможность таких предсказуемых трендов. "Действительно, – соглашается Джессика, – скептицизм оправдан". Между открытием золотой жилы на старых ценовых диаграммах и добычей золота на живом рынке существует большая разница. В эти 7,97% средней прибыли входят и периоды катастрофических потерь, когда оставаться верным выбранной стратегии может только игрок со стальными нервами и глубокими карманами. Тем не менее, существенная часть накопленных к сегодняшнему дню результатов экономических исследований подтверждает, что стратегия "следования тренду" на самом деле позволит заработать. Вопросы о том, сколько именно заработать и стоит ли такой заработок связанных с ним риска и издержек, остаются открытыми. Однако профессионалы фондового рынка уже однозначно высказали свое мнение: более половины (по оценкам рыночных аналитиков) валютных спекулянтов в той или иной форме следуют трендам.

Чем же объяснить столь разительное различие между теорией и практикой? Для начала рассмотрим предположения, на которых базируется теория.

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 20.10.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для торговли валютамиNPBFX;

• для торговли бинарными опционамиBinomo;

• для инвестирования в ПАММы и др. инструменты – Альпари;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (более 8700 инструментов – на счете R Trader).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика