Теория Обучение Литература Статьи Лучшие брокеры Forex

"Не орел"

В 1900 году, как и ныне, Французская академия представляла собой элитарную организацию, несвободную от такого порока, как групповщина; в ней с трудом терпели людей не своего круга, раскольников и диссидентов. Луи Жан-Батист Альфонс Башелье был "чужаком" с самого начала.

Он родился в шумном портовом городе Гавре 11 марта 1870 года в семье процветающего коммерсанта. Отец будущего математика, Альфонс Башелье, был известным торговцем вином; венесуэльское правительство назначило его вице-консулом, своим представителем в этом порту. Дед ученого был местным банкиром и поэтом. Луи вырос и стал красивым молодым человеком с белокурыми волосами, голубыми глазами и орлиным носом, о чем сказано в его военных документах. Общую привлекательную картину завершал высокий по тем временам рост – 175 см. Но со смертью обоих родителей в 1889 году счастливая юность резко закончилась. Башелье, которому исполнилось 19 лет, был вынужден прервать учебу и начать работать в семейном бизнесе. Вскоре его призвали в армию. Для него это означало потерю возможности сделать обычную для Франции академическую карьеру, а именно получить образование в одной из престижных grandes ecoles (приравненные к университетам специализированные высшие школы) Республики, в которых формировалась и укреплялась элита нации. Эти высшие школы были французским аналогом британских университетов Оксфорда и Кембриджа или Лиги плюща (объединение восьми самых престижных американских университетов). Продолжить образование Башелье смог лишь когда ему было уже 22 года. Он поступил в Парижский университет как студент-математик, поскольку доступ в это учебное заведение был открыт для всех выпускников средней школы. Не имея хорошей подготовки, Луи учился посредственно. Так, один экзамен ему пришлось пересдавать несколько раз, но и последняя попытка далась с большим трудом.

Своими действиями и поступками Башелье не всегда помогал собственной карьере. Судя по его личным записям и воспоминаниям современников, он был трудным человеком. В частности, скромностью не отличался. В резюме, которое Башелье составил при подаче заявления о приеме на работу в 1921 году, он описал свои к тому времени многочисленные произведения, в том числе две книги и журнальные статьи, не просто как рядовые научные труды; они были ни много ни мало "воскрешением научной дисциплины, которая, родившись во Франции, стала исключительной собственностью немцев и англичан". По мнению Башелье, его 526-страничный труд о вероятности "превосходит великий трактат Лапласа". Еще один свой труд он описал как "абсолютно уникальный, построенный на оригинальной идее, о которой никто и никогда не задумывался; другой такой научной работы никогда прежде не появлялось. Замысел, метод, результаты – все новое".

Его работа в самом деле была оригинальной, основанной на собственных идеях автора. Однако на современников она не произвела впечатления. На лекциях студенты поднимали недовольный шум, потому что Башелье не мог закончить уравнения на доске, не сверяясь со своими записями. Это считалось дурным примером для учеников, которого не должен подавать хороший педагог. Однажды он сделал выговор студентам, заявив, что они должны в совершенстве знать греческий алфавит, но некоторое время спустя стало очевидно, что лектор и сам его забыл. В письме 1921 года некий чиновник из министерства образования назвал Башелье "оппозиционером". В нем также говорилось, что в начале преподавательской карьеры Башелье получил работу по ходатайству министерства в знак признания его заслуг как боевого лейтенанта Первой мировой войны, несмотря на возражения со стороны других математиков. Ему явно недоставало столь необходимого для карьерного роста умения учитывать общественное мнение. "Не орел", – криво усмехнувшись, заметил чиновник.

Недостаток университетских должностей для математиков в те времена означал, что в редких случаях, когда открывалась вакансия, за нее начиналась борьба между уважаемыми учеными. В 1926 году такая свободная должность появилась в Дижоне, где Башелье уже когда-то работал. Его соперник в борьбе за эту вакансию, Жорж Серф, был блестящим молодым математиком, имевшим все необходимые связи в Париже и союзника в Дижоне – штатного профессора математики Мориса Жевре. Судя по всему, Жевре испытывал к Башелье сильную неприязнь. Тщательно изучив его последнюю работу, профессор обнаружил грубую математическую ошибку. На собрании ученого совета, который и должен был решить судьбу спорной вакансии, Жевре выложил в качестве веского аргумента письмо от выдающегося французского специалиста по теории вероятностей Поля Леви из Парижа. Послание подтвердило ошибку. В результате "Башелье получил больше черных шаров", как годы спустя печально написал мне Леви. К тому времени он уже сожалел о происшествии, невольным участником которого стал. Оказалось, он прочитал лишь отрывок, выделенный для него Жевре, а не весь трактат; в полном же контексте работы Башелье злополучная ошибка выглядела не столь уж грубой. Позднее Леви извинился перед Башелье за то, что "впечатление, произведенное единственной начальной ошибкой, помешало мне до конца прочесть работу, в которой было так много интересных идей".

Увы, извинения пришли слишком поздно. В 1926 году Башелье отреагировал на свой провал быстро и несдержанно. В разосланном им по разным адресам письме (несколько его копий сохранилось по сей день) обличалась та "прискорбная и ужасающе несправедливая" манера, в которой саботировали его профессиональную карьеру в Дижоне. Его соперник, жаловался в письме Башелье, был на 18 лет моложе "и не служил в армии, тогда как мне 48 лет и я прошел войну в офицерском звании". Партизанская тактика Жевре, писал обиженный Башелье, "не удивила бы никого, знавшего слабый характер этого человека". Об еще одном члене ученого совета в письме глумливо сказано: "Он хорошо известен своим мастерством создавать вакуум на лекциях по физике: аудитория почти всегда пуста, поскольку студенты избегают нудного преподавателя". Досталось и Леви. В его сторону Башелье разрядился язвительной эпистолой более чем из четырехсот слов. Он назвал критику Леви "резкой и несправедливой", основанной на полном незнании рассмотренной работы. "Парижанин, лишь недавно написавший книгу о вероятностях, даже не потрудился открыть мою книгу на ту же тему перед тем, как писать свою", – жаловался Башелье. А завершил он это письмо типичной для того времени инсинуацией: "Месье Поль Леви, несомненно, в последнюю минуту не удержался от мелкой пакости и отдал предпочтение своему единоверцу". Леви, как и Жорж Серф, был евреем.

Учитывая склочный характер Башелье, можно лишь удивляться тому, что он вообще в конце концов получил должность профессора в Безансоне. Однако произошло это спустя 27 лет после написания докторской диссертации – работы, по которой его хорошо помнят и по сей день.

Содержание Далее 


По нашей оценке, на 17.08.2018 г. лучшими брокерами являются:

• для самостоятельной торговлиNPBFX;

• для инвестицийАльпари;

• для бинарных опционовBinomo;

• для торговли акциямиRoboForex Stocks (на счете R Trader доступно более 8700 торговых инструментов).



Лучшие
брокеры:
        Альпари           Exness           Binomo
Кнопочка ТИЦ      Брокер «Альпари»      Брокер «Exness»      Брокер «Binomo»

Яндекс.Метрика